10.02.2024

Ученые проводят цикл экспериментов по заживлению кожных ран

Цикл экспериментов по заживлению кожных ран на голых мышах проводят ученые Тюменского медицинского университета.

Цикл экспериментов по заживлению кожных ран на голых мышах проводят ученые Тюменского медицинского университета.


Профессор кафедры гистологии с эмбриологией, доктор медицинских наук, доцент Владимир Александрович Шидин сразу оговорился, что в отношении лабораторных животных исследователи соблюдают международный этический кодекс.


Мыши в процессе не испытывают боли и страданий, они продолжают хорошо питаться специальным высокобелковым кормом, играть друг с другом и вести активный образ жизни.


Восемь грызунов выращены в специализированном питомнике в Пущино в Подмосковье. Каждая мышь стоит 12,5 тысячи рублей. Они похожи друг на друга как близнецы, что очень важно для чистоты эксперимента.


А самое главное — мыши эти голые. У них изначально отсутствует тимус — орган, отвечающий за выработку гормонов, необходимых для правильного функционирования иммунной системы, и отсутствие шерсти — побочный эффект. Такие мыши очень хорошо переносят любые виды трансплантации, поэтому активно используются в науке уже 60 лет. А еще их иммунитет не борется с внешним воздействием, что необходимо для науки.


— Откуда возникла идея исследования? На кафедре гистологии профессора Павла Васильевича Дунаева процессы заживления кожи изучались уже давно, — рассказывает Владимир Александрович. — Но они изучались классическими способами, а всех интересовал процесс заживления после повреждения сам собой. Лет пятнадцать назад стали проводить эксперименты по добавлению различного рода стимуляторов в процесс заживления. Тогда в тюменском меде на кафедре общей химии появился препарат-гель на основе жирных кислот, при нанесении он позволял затягивать раневую поверхность лучше и быстрее.


Я общался с врачами из Ленинградской, Московской областей, Eкатеринбурга, Челябинска… Специалистами, кто работает в ожоговых отделениях, теми, кто занимается химическими повреждениями кожи, дерматитами и так далее. Ко всем коллегам был один вопрос: существуют ли у них медицинские изделия, ускоряющие процесс заживления кожных покровов, когда они нанесены в результате термических воздействий, химических реагентов и других глубоких повреждений кожи? И выяснил, что, оказывается, во многих ожоговых отделениях как таковые медицинские изделия, ускоряющие регенерацию, не используются, их просто нет.


Как обычно происходит? Пациенту удаляют поврежденные массивы кожи, а потом это место банально закрывается марлей. Марля пропитывается и антисептиками, и различными стимуляторами, но такого изделия, которое, допустим, вводишь в рану, и оно потом становится кожей, не было.


Eсли вы видели человека с обширными ожогами, то понимаете, что они приносят огромный дискомфорт и психологически ему очень тяжело смотреть на себя в зеркало. Дальнейшая пересадка кожных лоскутов, лазерная коррекция и шлифовка оставляют шрамы и следы. И вот у нас появилась идея: почему бы не попробовать сделать медицинское изделие, которое глобально поможет заживлять обширные кожные повреждения без шрамов.

Клетки должны вступить в определенный период времени. Условно — сначала нейтрофилы, затем -лимфоциты, потом приходят макрофаги и организуют процесс, и, наконец, кератиноциты.


Как в оркестре, как в партитуре, важен порядок вхождения. Организм должен заживлять кожу ровно такими же механизмами, какими он создавал эту кожу внутриутробно. Организм не выдумывает ничего нового, он делает точно так же. И если нам удается повторить этот, как любит говорить мой заведующий кафедры, профессор Георгий Сергеевич Соловьев , хроновектор, поэтапность по времени -рана заживет оптимальным способом. А если в этот процесс вмешиваться, тогда и появляются рубцы и шрамы.


Ученые Тюменского медуниверситета не первые, кто пытается придумать, как решить сложную задачу. Они использовали коллагеновую матрицу, которая широко применяется в хирургии в стоматологии, например, при имплантации. Только в другом ключе. Коллагеновую матрицу крепили под рану. Это было нужно, чтобы по краям раны, используя каркасную основу, клетки кожи и их окружение начали строить новую поверхность кожи. В эксперименте важно было найти удачные конфигурации. Каким должен быть размером каркас, какой толщиной, чтобы в итоге он рассосался.


— Мы фиксировали заживление с помощью дерматоскопа, как бы фотографировали рану, проверяя, что там происходит, — продолжает ученый. — Собственно, задача была простая: применяя технологию, посмотреть, как она повлияет на процесс заживления у животного с выключенной частью иммунитета. Мы получили опытный образец такого каркаса для применения у животных другого типа, а на последних этапах — у человека. 


Сейчас проект разросся до нескольких направлений, мы поняли, что, возможно, дело даже не только в каркасе, что можем применить другие технологии. Но незыблемым остался сам принцип. Не только каркас может выступить тем субстратом, который залечивает поверхность. Каркас может быть носителем клеток или субстратов или частей белковых, которые будут заживлять рану, а он просто выполнит каркасную функцию. Первый этап нашей работы я считаю удачным. Мы достигли чего хотели — рана у мышек затянулась ровно и имела гладкую поверхность.

— Это очень тонкая работа, мышка всего восемь сантиметров, а весит 30 граммов…


— Абсолютно верно. Поэтому нам ее выполняли представители хирургического кружка Тюменского медицинского университета, те, кто специализируются на микрохирургических манипуляциях. У них специальный инструментарий, они работали под микроскопом. А мне сказали: Владимир Александрович, не переживайте, мы на последних соревнованиях скальпелем у помидора вырезали небольшой лоскут, а потом его нитками подшивали. Тактику в области анестезиологии подсказали ветеринары из города Великие Луки. Потому что мышка должна переносить манипуляции без боли и процесс заживления тоже. Животные вели совершенно обычный образ жизни: ели, дрались, играли. Саму идею подшивки каркаса посоветовал мой отец, Александр Владимирович Шидин -полковник медицинской службы, военный врач, хирург.


— Вы бы хотели стать первооткрывателями в области лечения ожоговых травм?


— Для нас неприемлем принцип конкуренции. Наши данные открыты, в работе участвовали представители разных специальностей, а само исследование велось на средства президентского гранта. Мы рассказывали весь эксперимент, всю идею, тут как с открытием девятой планеты, кто первый будет, за того и порадуемся. Вот и здесь то же самое. Как мы у коллег-стоматологов увидели коллагеновую матрицу, так, может быть, и наши коллеги в другом регионе, посмотрев на эксперимент и решив повторить, смогут его модифицировать. 


Так мы быстрее приблизимся к результату, и в ожоговых отделениях появятся медицинские изделия для заживления обширных повреждений без шрамов и без калечащих эффектов в оптимальные для пациентов сроки.
Елена Михалькова, "Тюменский курьер" 

Последние новости

В чем разница между скорой и неотложной помощью

Разобраться в ситуации помогут врачи Фото Сергея Куликова Многие до сих пор путают скорую и неотложную помощь.

Чем отличается скорая помощь от неотложной

--> Разные заболевания и состояния требуют участия разных медицинских работников.

Прокурор Тюменской области Владислав Московских организовал проверку по факту нарушения прав пожилой женщины  в медицинском учреждении города Тюмени

В СМИ распространяется информация о нарушении прав пожилой женщины при оказании помощи в медицинском учреждении города Тюмени.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *