Главный анестезиолог-реаниматолог Тюменской области – о профессии, рисках наркоза и клинических смертях
23.01.2023

Главный анестезиолог-реаниматолог Тюменской области – о профессии, рисках наркоза и клинических смертях

Анестезиолог-реаниматолог – незаменимый специалист как при проведении любых хирургических вмешательств,

Честный разговор о непростой работе врачей, которые спасают жизни

Фото Екатерины Христозовой

Анестезиолог-реаниматолог – незаменимый специалист как при проведении любых хирургических вмешательств, так и при лечении критических состояний. В руках именно этого врача находится ваша жизнь в минуты и часы действия анестезии. Он сопровождает пациента в реанимационном отделении и в те моменты, когда человек находится без сознания, а его организм не в состоянии поддерживать жизненно-важные функции самостоятельно.

Однако о значимой роли анестезиолога-реаниматолога говорят редко, а сериалы и фильмы только усугубляют ситуацию, создавая героев, деятельность которых далека от действительности.  Корреспондент издания «Тюменская область сегодня» узнал у специалиста правду о сложной профессии анестезиолога-реаниматолога, рисках наркоза и клинических смертях. Подробнее – в беседе с доктором медицинских наук, профессором, главным анестезиологом-реаниматологом Тюменской области Натальей Петровной Шень.

Быть тем, кто спасает жизни

«Работа анестезиолога-реаниматолога тяжелая, прежде всего, морально. Мы видим смерть, видим людей, которые теряют своих близких. И мы должны находить в себе силы, чтобы общаться с ними»

Наша профессия называется «врач анестезиолог-реаниматолог», и состоит она из двух больших сегментов, которые в ряде стран уже разделились на два отдельных направления. Анестезиолог-реаниматолог отвечает за управление системами организма человека в тот момент, когда пациент не может делать это самостоятельно, потому что находится под наркозом или в тяжелом состоянии из-за внешних причин. Понимание всех механизмов человеческого организма – это основа нашей профессии. И она требует знания очень многих дисциплин, что в свою очередь делает нас фактически универсальными специалистами.

Врач анестезиолог-реаниматолог сопровождает пациента не только в момент операции или в реанимационном отделении, но также, когда человек находится в опасных состояниях, вызванных, например, внешней травмой. В ОКБ №1 есть огромное количество аппаратуры и технологий, созданных для замещения важнейших функций человеческого организма, в том числе оборудование для проведения искусственного кровообращения, обеспечения процедуры ЭКМО – метода насыщения крови кислородом, который стал особенно востребован в период пика пандемии коронавируса.

Нельзя сказать, что анестезиологом нужно родиться. За время своего обучения каждый успевает понять и принять для себя – продолжит он этот путь или выберет другое направление. Например, в этом году мы набрали порядка 40 ординаторов-анестезиологов. И это беспрецедентно много для нашей профессии. Рост потребности в специалистах данного профиля в последние два года обусловил дефицит кадров во всей стране, эту проблему мы сегодня успешно решаем совместно с департаментом здравоохранения Тюменской области. Работа анестезиолога-реаниматолога тяжелая, прежде всего, морально. Мы видим смерть, видим людей, которые теряют своих близких, и мы должны находить в себе силы, чтобы общаться с ними. Из 40 зачисленных специалистов один, передумав, не явился на обучение, второй покинул группу спустя пару месяцев, двое оформили академический отпуск. И это правильно, случайных людей в профессии быть не должно.

Анестезия – это управляемый процесс погружения в сон

«Обычно люди боятся не операции, а наркоза. «Что, если я проснусь во время операции или что-нибудь почувствую? А если не проснусь вовсе?» – думают пациенты. Но этого никогда не происходит, благодаря работе врача-анестезиолога»

Есть наркоз общий, когда человек полностью погружается в сон, есть местный, когда препарат вводится в определенную точку – например, в нервное сплетение, что позволяет лишить чувствительности отдельную зону тела. По способу доступа общий наркоз может быть внутривенным и ингаляционным.

В экстренных или безальтернативных случаях специалист сам принимает решение, какой метод анестезии будет оптимальным или единственно возможным, и уведомляет об этом пациента. Но есть и ситуации, когда мы можем предоставить человеку выбор: останется он в сознании в момент проведения операции или нет. Довольно часто люди боятся не самого хирургического вмешательства, а именно наркоза. И в вопросе выбора анестезии делятся диаметрально: одни безумно боятся утратить сознание и контроль над ситуацией, а другие наоборот – не хотят ничего видеть, и им страшна даже сама процедура перемещения в операционную. Многие испытывают страх перед случайным пробуждением в момент операции.

Сегодня операционная – это зал, который оснащен огромным количеством оборудования и аппаратуры, следящей и протезирующей жизненно важные функции организма человека. Некоторые признаки того, что больной заснул, мы определяем визуально. Например, когда человек перестает отвечать на вопросы. Но это уже достаточно примитивный способ. Существуют более глубокие методы оценки утраты сознания, болевой чувствительности или проведения нервного импульса по мускулатуре. Нам недостаточно понять, что пациент уснул. На сегодняшний день большое значение имеет глубина анестезии. В зависимости от операции мы должны поддерживать уровень сна и обезболивания пациента на определенной глубине.

В целом, анестезия – управляемый процесс. В практике существуют так называемые «wake up» тесты – тесты с пробуждением во время операции, которые обычно применяют при нейрохирургических вмешательствах. Врачи специально пробуждают пациента с целью понять: есть ли у него определенная функция или нет. Уже после завершения операции процесс пробуждения происходит естественно. Специалисты будят пациента активно, только если в этом есть медицинская потребность.

На обеих чашах весов лежит риск

«Риск от анестезии и польза от операции всегда находятся на разных чашах весов. Очень сложно принимать решения в случаях декомпенсированных состояний пациентов, когда риск от применения наркоза превышает пользу от оперативного вмешательства»

В таких случаях мы даем рекомендации отказаться от операции, если она не связана с жизнью человека, или направляем его к профильному специалисту, который займется подготовкой пациента к вмешательству, если это невозможно откладывать надолго и важно для его здоровья. При этом, чем глубже наркоз, тем значительнее его последствия для человека, поэтому не считается, что чем он глубже, тем лучше больному.

Анестезия – это действительно очень ответственная процедура, и часть этой ответственности всегда лежит на самом пациенте. К нам могут прийти люди, которые считают себя абсолютно здоровыми, которые ранее не обращались за медицинской помощью. И уже в операционной мы начинаем делать открытия – узнавать о плохом функционировании тех или иных систем и органов. Чтобы избежать таких «открытий» будущий пациент должен предельно ответственно подойти как к подготовке к оперативному лечению, так и к точности данных о перенесенных заболеваниях или недомогании.

Разумеется, перед проведением операции все пациенты проходят обследования, но их количество и глубина зависят от характера вмешательства и наличия жалоб у самого человека. Если жалоб нет, то нет и показаний для прохождения дополнительного обследования конкретной системы организма. Такие неожиданности во время порой самых рядовых операций способны привезти к резкому ухудшению состояния пациента или даже летальному исходу. Стоит помнить, что каждый несет ответственность за свое здоровье сам. В большей степени, чем врачи.

В случае медицинских «находок», безусловно, лучше оказаться в многопрофильной больнице, такой как ОКБ №1, где есть множество высококвалифицированных специалистов разных профилей. Хуже, если это небольшой медицинский центр или стационар одного дня, не приспособленные для оказания экстренной реанимационной помощи или одновременного участия в лечении нескольких специалистов. Тут потребуется гораздо больше времени для выявления и коррекции случайных медицинских «открытий».

Прогнозируемые смерти

«Если случается непредвиденная негативная ситуация, мы очень сильно переживаем и пытаемся понять, что именно привело к летальному исходу, чтобы изучить и не допустить в дальнейшем. К сожалению, пока вопросов в таких ситуациях больше, чем ответов»

Клинические смерти случаются. Лично я разделяю их на прогнозируемые и непрогнозируемые. В первом случае пациент по жизненным показаниям идет на операцию, которая приравнивается к реанимационным мероприятиям. Это означает, что человек может умереть как без ее проведения, так и во время или сразу после оперативного вмешательства.

Существуют определенные оценочные шкалы, по которым мы предварительно определяем степень анестезиологического риска, то есть вероятность летального исхода в операционной. Когда идет максимальная оценка, мы можем говорить о прогнозируемой смерти. Это не констатация того, что пациент в любом случае умрет. Эта оценка дает нам возможность тщательно подготовиться для принятия всех возможных мер к спасению человека и достижения наилучшего результата исхода операции.

Непрогнозируемые смерти являются предметом очень пристального изучения анестезиологии как науки, в том числе. По наблюдениям специалистов, чаще всего такие смерти наступают из-за анафилаксии – угрожающей жизни аллергической реакции. Непереносимость какого-либо препарата предугадать практически невозможно, аллергопроб на лекарства для анестезии просто не существует. По этой причине все медикаменты мы вводим медленно, в разведении, что помогает минимизировать возможную реакцию организма. Также мы знаем, на какие препараты анафилаксия развивается с большей вероятностью, на какие – с меньшей.

Анестезиологические смерти могут быть вызваны не только анафилаксией, но и генетикой самого человека. Например, злокачественной гипертермией – процессом, заложенным в человеке на генетическом уровне. Эта аномалия реагирует на введение препаратов для наркоза и провоцирует сильный спазм мускулатуры, способный привести к смерти пациента. На сегодняшний день у нас есть препарат, который в первые минуты проявления симптомов злокачественной гипертермии позволяет предотвратить развитие аномальной реакции. К сожалению, не всегда удается быстро и точно определить причину внезапного ухудшения состояния пациента во время операции, что чаще всего является следствием незнания и самого человека о проблемах с тем или иным органом или функцией его организма, и, как следствие – дефицит информации, что возвращает нас к разговору об ответственности человека перед собственным здоровьем.

Анестезия требует реабилитации

«Анестезия может оказать психоповреждающее действие, но это последствие, как и необходимость реабилитации после наркоза, – индивидуально»

Нередко люди понимают клиническую смерть неверно. Кто-то представляет себе эти роковые пять минут как односложный процесс – врач два раза качнул, три раза ударил, и все, человек вернулся к жизни. Это не так. За пять минут могут быть безвозвратно утрачены функции организма даже на фоне в целом хорошего состояния здоровья человека. Почки, головной мозг и сердце перестают кровоснабжаться, в них образуются некрозы, погибает часть органа. И даже в случае успешной реанимации остаются дефекты кровоснабжения, кислородное голодание, которое приводит к отмиранию тканей.

Анестезия может оказать психоповреждающее действие, но это последствие, как и необходимость реабилитации после наркоза – индивидуально. Существует немало примеров, когда люди, перенесшие длительную или многократную анестезию, вовсе не утрачивали функции организма. Если говорить о том, как наркоз влияет на человека в иных случаях, то самым распространенным последствием являются проблемы с памятью, иногда страдает эмоциональная сфера. На сегодняшний день следствия анестезии хорошо изучены, существуют действенные методы реабилитации.

Дети, перенесшие наркоз, иногда становятся менее обучаемыми, у них отмечается замедленная реакция, страдает функция запоминания. У взрослых тоже страдает память, внимание. И если после анестезии наблюдаются подобные симптомы, важно обратиться к специалисту. Начать следует с терапевта, который поможет понять, связано ли ваше самочувствие с каким-то заболеванием, или это действительно последствия наркоза. От этого будет зависеть и лечение пациента.

В качестве общих рекомендаций советую соблюдать правильный водный режим. Человек обязательно должен получать свою физиологическую потребность в жидкости. Если он ее недополучает, кровь становится более вязкая, начинает страдать кровообращение. Когда у человека, грубо говоря, обезвоживание, кровь медленнее двигается по сосудам и хуже отдает кислород, что замедляет процесс восстановления после анестезии.

Важно также не пренебрегать прописанными врачом антикоагулянтами – лекарствами, препятствующими образованию тромбов. К этому нужно относиться очень щепетильно и не изменять назначенную дозу. Рекомендую также практиковать когнитивные тренировки. Не просто лежать перед телевизором, а читать и осмыслять какой-то материал, стараться объяснять его другим. Орган, который нагружается, быстрее восстанавливает свою функцию и головной мозг – тот благодарный орган, который ответит «хозяину» добром на добро.

В некоторых случаях дополнительная реабилитация не требуется, и функции сами восстанавливаются со временем. В любом случае, чем раньше мы начинаем диагностику и восстановительные процедуры, тем быстрее нежелательные последствия перенесенного заболевания или наркоза, повлиявшего на память, внимание или эмоциональную сферу, будут нивелированы полностью или, по крайней мере, перестанут приносить беспокойство. Повысится качество жизни. Это наша общая задача – врача и пациента.

Нина Ланик

Последние новости

Очень быстро

Очередным соперником «Рубина» по регулярному чемпионату PARI-ВХЛ стал челябинский «Челмет».

Нападающий челябинского хоккейного клуба «Челмет» Артём Удот: «Получил пас от Кирпича и забил гол»

Челябинский «Челмет» в Тюмени в матче чемпионата PARI-ВХЛ переиграл местный «Рубин» - 2:1.

Молодёжный «Тюменский Легион» проиграл в хоккейном матче «Спутнику»

«Тюменский Легион» в рамках OLIMPBET-Молодёжной хоккейной лиги в Альметьевске уступил «Спутнику» - 1:4.

Card image

Сессия — ответственный период для каждого студента

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *